Ботик Петра I "Св. Николай"
Авторский проект строительства полномасштабной Реплики исторического судна

[ главная | все статьи]


Леонтьев В.П., научно-популярный сборник «Катера и Яхты», Судостроение, 1967., № 12, стр.107-110,
Фрагмент, © Редакция, оцифровка текста – А.Бойцов, 2007г;

 

ДЕДУШКА
русского парусного спорта

«Пусть заводятся и на других озерах, реках и при­брежьях нашей

обширной России другие такие же по­тешные эскадры.

В этих флотилиях и эскадрах лежит будущность нашего флота».

16 сентября  1863  г. «Сын отечества»

 

В главном зале Центрального военно-морского музея в Ленинграде на почетном месте, у входа, на невысоком постаменте стоит небольшое старинное суденышко — знаменитый ботик Петра I. Тысячи посетителей с большим интересом и глубоким уважением осматривают «дедушку русского флота», однако многие и не подозревают, что этот ботик [1], найденный молодым Петром * среди всякой дворцовой рухляди, сваленной за ненадобностью в сарай, Можно назвать и «дедушкой русского парусного спорта». На нем будущий государь познал «прелести морской потехи» в плаваниях сначала по Яузе, а потом и на Плещеевом озере, во главе «потешной» флотилии [2]. Может быть

 

Стр.108 (здесь размещена иллюстрация – рисунок Ботика, прим.А.Б., ПОСМОТРЕТЬ)

именно в результате этой случайной встречи он заинтересовался морским делом и впоследствии стал одним из лучших моряков и кораблестроителей своего времени.

Петр понял, что будущее России неотделимо от овладения выходом к морю и приложил немало сил и энергии для создания сильного флота. Нелегко было сломать устоявшиеся «сухопутные» традиции боярской Руси. Особенно большие трудности вызывало полное отсутствие кадров подготовленных моряков, вот почему Петр всеми средствами добивался того, чтобы приобщить к мореплаванию как можно больше народу.

Петр I не забывал о своей флотилии на Плещеевом озере, понимая, что именно там во время потешных баталий и плаваний многие нынешние флагманы и капитаны получили неоценимый первый опыт в морском деле. Теперь он вновь обратился к малым судам как уже испытанному средству «оморячивания подданных». Вместе с тем Петр понимал, что одной царской воли и голого принуждения недостаточно. Необходимо было каким-то образом заинтересовать участников, приохотить их к новому делу, красочно, ярко и празднично обставить плавания и учения большого потешного флота малых судов.

В 1713 г. Петр издал указ, которым «для увеселения народа, наипаче же для лучшего обучения и искусства по водам и смелости в плавании» учреждался «потомственный Невский флот». А еще через три года была заложена «Партикулярная верфь» — специально для постройки и ремонта небольших парусных и гребных судов, одним словом — первая верфь спортивного судостроения в нашей стране.

Организация потешного флота была завершена в 1718 г.. когда «Партикулярная верфь» построила «к дому Его Императорского Величества для раздачи по указам всякого чина людям» около 150 парусных яхт и буеров [3], прогулочных гребных «барж» и небольших лодок-вереек. Петр распорядился этими судами по-государственному мудро и с поистине царской щедростью. Он понимал, что распродать эту продукцию «Партикулярной верфи» будет нелегко ввиду полного отсутствия энтузиазма к делам флота со стороны

 

Стр.109

большинства дворян и церковников, лелеявших мечты о возвращении к спокойным временам тишайшего Алексея Михайловича. Конечно, можно было и заставить, но Петр рассудил, что лучше потерять 125 199 рублей, чем приобрести несколько десятков недоброжелателей, которых и без того было немало.

12 апреля 1718 года Петр подписал указ, по которому 141 судно было передано «безденежно, в вечное и потомственное владение» различным учреждениям и отдельным лицам с непременным условием содержать полученные суда в чистоте и порядке. Всего в списках значилось 90 владельцев судов. Для командования Невским флотом была учреждена должность «комиссара», на которую Петр назначил стольника Ивана Потемкина, одного из лучших русских моряков того времени.

Этим же указом Петр, подчеркивая особое положение Невских судов, повелел «освободить яхты от всяких неудобств и платежей вообще и досмотров», а также утвердить флаг и «Устав или инструкцию», которым деятельность Невского флота была строго регламентирована. Этот составленный самим Петром интереснейший документ не только обязывал всех владельцев судов активно участвовать в «экзерцициях» флота, но и сообщал основные сведения об устройстве, ремонте и содержании судов, давал необходимые указания по важнейшим вопросам морской практики и правилам совместного плавания.

Устав четко определял назначение Невского флота, требуя, «чтоб на тех судах ничего тяжелого, а именно кирпичу, извести, дров и протчего, от чего может маратца, не возить, ...ибо сии судна даны, дабы их употреблять так, как на сухом пути кареты и коляски, а не как навозные телеги».

Далее шел для многих самый неприятный § 25, предписывающий владельцам:

«... По вся воскресенья в указанном часу выехать к назначенному месту, где комиссар определит. Буде же в воскресенье будет ветер восточной квартиры [4] и нельзя будет иттить, то в первый день по воскресеньи, в который способный ветер будет, в указанный час съезжаются. А понеже не все компас знают, того ради, в указанный час должен комиссар в шести местах флаги поднять... тогда то; час всякому ехать в назначенное место и явиться к комиссару и потом ездить в указанном месте в месяцах: в мае по 3, 5, в июне по 4, в июле по 3, 5, в августе по 3, в сентябре по 2, 5, в октябре по 2 часов, лавируя, полуфордовиндом для обучения».

Как мы видим, в действительности обязанности владельцев невских судов были гораздо шире, чем простое содержание их в порядке. На первых порах многие, главным образом из тех, что «не все компас знали», старались уклоняться от обязательных сборов и тренировок. Но Петр, принимавший, несмотря на обилие больших и малых государственных дел, личное участие во всех выходах Невского флота и аккуратно исполнявший на своей яхте все сигналы «невского адмирала» Потемкина, строго взыскивал с нерадивых независимо от заслуг и рангов, штрафуя и наказывая их в полную меру уставных требований.

В разделе Устава, где давались указания о правильном содержании судов, можно найти следующие, сохранившие и поныне свое значение рекомендации (даем выдержки):

§ 1. В осень... надлежит всякое судно на. землю или на лед под кровлю, в его место поставить. Такелаж и прочее прибрать, а особливо парусы в сухом месте подвесить надлежит, дабы мыши не испортили. И все... наипаче беречь от сырости.

§ 2. В последней половине марта, надлежит судно осмотреть по пазам в конопати. Также краски... вновь вымазать, а буде хороши и цветны, то известкой с водою вымыть и вычистить.

§ 3. Парусы высушить на солнце; также во все лето, после дождиков и туманов сушить надлежит, и беречь, дабы не марались. Также такелаж чтобы был чист, и ежели от сырости веревки побелеют, то омоча тряпицу в жир, тонко вытереть и высушить. Блоки и скресть, и гарписом с маслом мазать, а шхевы в них чистить вынимая вон ножем — что смолы и иной нечисти прилипает, мазать салом.

§ 4. Надлежит их (суда) чисто держать от грязи и нечистот, ибо оттого более гниет, нежели от воды. Также держать под кровлю судно, дабы не мокло и не драло солнцем».

 

Стр.110

Празднично выглядела Нева в дни «экзерциций» — выходов Невского флота. Нарядные, блестящие свежей краской яхты и буера с белоснежными парусами, богато украшенные большие прогулочные гребные суда — баржи, изящные, легкие на ходу верейки строились по командам адмирала в кильватерные колонны и под музыку спускались в Финский залив, С каждым занятием разнородная масса судов все больше превращалась в единое целое, в настоящий флот в миниатюре. Невские капитаны и матросы все увереннее выполняли маневры, понемногу осваивая непростое искусство вождения парусных судов.

Конечно, не все, кто водил эти потешные суда, стали впоследствии шкиперами и адмиралами, но основное было сделано. Морское дело уже не казалось диковинным и страшным. Не столько офицерами, сколько хорошо подготовленными матросами из числа тех, кто сидел на шкотах и на веслах судов Невского флота, пополнялись экипажи многопушечных кораблей и фрегатов.

 

Продолжение следует

 

 

 



[1] По  данным   историка  П.  М,   Головачева,   бот  был построен в 1668 г. в селе Дединове (на Оке) одновре менно  с  кораблем  «Орел».  Таким  образом,  «дедушке русского флота» скоро исполнится 300 лет.

* прим. А.Б.) Не могу согласиться с утверждающей трактовкой версии происхождения Ботика Петра I. По всей вероятности, автор ссылается на статью "Морской отдел Политехнической выставки", в которой сообщается: "заложен (имеется ввиду Ботик, А.Б.) в селе Дединове при впадении Москвы-реки в Оку по голландскому чертежу и выстроен нашими плотниками под руководством голландских мастеров", однако эта статья еще в 1873 году вызвала отклик историка отечественного флота Веселаго Ф.Ф. В опубликованной статье ("Кронштадский вестник") он доказывает английское происхождение судна, развивая этот взгляд более подробно в работе "Дедушка русского флота" за 200 лет с 1688 по 1888 гг. Две полноценные версии происхождения Ботика можно встретить и в более ранних документах: "Достопамятные повествования и речи Петра Великаго", Нартов А.К., (отечественное происхождение, перейти к тексту ) и в дипломатической переписке французского посла в России Кампредона во времена Петра I (английское происхождение). Позднейшие исследования по этому вопросу, проведенные ст.научным сотрудником ЦВММ, А.Л.Ларионовым, так же показывают две возможных версии появления судна, склоняясь к английской. В своем труде "Ботик Петра I", опубликованном в журнале "Судостроение", 1976 г., (перейти к тексту ) автор приводит фрагменты писем Кампредона
:
"…лет восемьдесят тому назад дед Е го И мператорское В еличество выписал из Англии через Архангельск в Москву маленькое судно или, лучше сказать, модель военного судна, размерами очень малой шлюпки, которую он назвал "Св. Николай / St. Nikolas", довольно грубой постройки, согласно обычаям того времени. Можно предположить, что намерение царя Михаила Федоровича заключалось в том, чтобы выстроить несколько судов по этой модели... " и далее: "…Узнав о времени, когда царь (Петр Первый, прим. А.Л.Ларионова) сойдет со своей яхты, имел честь его приветствовать и поздравить его с великой и прекрасной семьей (т.е. флотом, прим. А.Л.Ларионова), которую породил маленький "Св. Николай". Я заметил что этот комплимент очень понравился царю. Он взял меня за руку, показал мне лично особенности конструкции этого судна и рассказал мне некоторые о нем подробности, которые я имел честь изложить выше.", далее по тексту А.Л. Ларионова - "Последняя фраза письма раскрывает источники информации Кампредона, нет основания не доверять точности записи слов Петра, сделанной столь опытным дипломатом. Сведения о ботике, приведенные в "Записке" Петра и в тексте гравюры, письмо Кампредона дополняет тем, что ботик был виписан из Англии в Россию в сороковых годах 17 века и что он носил имя "Св. Николай".
Принимая во внимание разные точки зрения, сохранившиеся источники, по сути, только косвенно свидетельствующие о происхождении находки Петра, (в том, что она сосотоялась, сомнений нет,- об этом рассказывает сам Петр Алексеевич
перейти к тексту ) уместно привести слова Валишевского К. из его книги «Петр Великий. По новым документам», Москва, 1909 г. : (перейти к тексту ) "Всемъ известна исторія, прикрашенная и соответственно преувеличенная, о старомъ англійскомъ ботике, найденномъ среди хлама въ селе Измайлове, принадлежавшемъ дяде молодого героя, Никите Ивановичу Романову. Изобретательная во всемъ легенда <...> Нетъ еще никакихъ данныхъ для объясненія присутствія этой лодки въ соседней съ Москвою деревне, на суше среди ровныхъ полей."
Увы, должно признать, что слова произнесенные ,без малого сто лет назад, и по сей день не потеряли своей актуальности. Вопрос остается открытым.


[2] Сюда   молодой    Петр  «под  образом  обещания  в Троицкий  монастырь   у  матери  выпросился»,  Создание в  1688—1693 гг.  на Плещеевом (Переяславском) озере своего рода учебного кораблестроительного и морско го центра представляет собой очень интересную стра

ницу   истории    нашего    флота.    Напомним,    что  летом 1692 г. здесь плавало около 100 судов, включая 30-пушечные фрегаты.

[3] В те времена буером называли тип легкого небольшого парусного судна с одной мачтой.

[4] Восточной четверти: когда дует ветер этого направления, парусным судам очень трудно подниматься вверх по Неве, против ветра и течения.



[ главная | все статьи]

Использование материалов только с разрешения автора
© Copyright 2006—2017 «Авторский проект А.Бойцова Ботик Петра I Св.Николай»
Дата создания: 01.01.2006 г., © А.Бойцов, г.Томск