Ботик Петра I "Св. Николай"
Авторский проект строительства полномасштабной Реплики исторического судна

[ главная | все статьи]


К. Валишевский, со многими рисунками и портретами, С четвертаго издания, Московское книгоиздательское товарищество «Образование», Москва, 1909 г., Электронная библиотека «ImWerden», Фрагмент: стр. 39-48, © Оцифровка – А.Бойцов, 2007;


К. Валишевский.

Петр Великий.

По новым документам.

Со многими рисунками и портретами.

39

 

…Петръ былъ самоучка, какъ писалъ однажды одинъ дипломатъ при его дворе въ примечаніи къ письму, адресованному къ Лейбницу. Отсюда не следуетъ вовсе, что онъ былъ ученикъ съ раннимъ развитіемъ. Сохранились его тетради для занятій; въ шестнадцать летъ его чистописаніе было слабо, его почеркъ дрожащій, и онъ научился только двумъ первымъ правиламъ арифметики. Его учитель, голландецъ, Францъ Тиммерманъ, самъ едва могъ справиться съ умноженіимъ четырехзначныхъ чиселъ. Правда, что на подобныхъ урокахъ, арифметическія задачи чередовались съ задачами по начертательной геометріи.

Впрочемъ, еще одному случаю Петръ обязанъ темъ, что довольно рано заинтересовался одною отраслью науки, мало пред-

 

40

 

назначенною къ тому, чтобы занимать собою очень молодые умы. Въ 1686 году одинъ разговоръ случайно привлекъ его любопытство къ любопытному инструменту, вывезенному княземъ Яковомъ Долгорукимъ во время путешествія по иноземнымъ государствамъ. При помощи этого инструмента, говорили ему, можно измерять разстояніе, не сходя съ места. Ничего подобнаго не было видано въ Оружейной Палате! И называется астролябіей. Увы! Долгорукій вернулся съ пустыми руками: вещи этой не оказалось въ его доме; ее, безъ сомненія, украли. По счастью, князь опять собирался отправиться въ страны, полныя диковинокъ; Софья и Голицынъ посылали его къ Людовику XIV съ порученіемъ просить помощи противъ турокъ. Хри-стіанскій король оказалъ послу пріемъ, который можно было предвидеть, но астролябія была куплена. Когда Петръ получилъ ее въ руки, то вначале онъ былъ очень смущенъ: какъ ею пользоваться? Кто-то сказалъ о Тиммермане, и голландецъ, строившій дома въ Немецкой слободе, сделался преподавателемъ математики въ Преображенскомъ. У Петра не было ни времени, ни желанія, ни средствъ при такомъ учителе подвинуться слишкомъ далеко въ этой отрасли знанія. Очевиднее и проще всего, что асшролябія въ его рукахъ была лишь яснымъ доказательствомъ стремленія во все вникать, которое составляетъ основу всехъ детскихъ натуръ. Безъ сомненія, способъ, которымъ у него обнаружилось это общее стремленіе, выходилъ изъ ряда обычнаго на взглядъ большинства, указывая не только на характеръ, складывавшійся своеобразно и склонявшійся къ любознательности даже въ ребенке, но также и на совершенно особенныя обстоятельства, подъ вліяніе которыхъ подпалъ его умъ. Его судьбе было угодно, чтобы въ среде, где онъ вращался, вещи, наибо-лее энергично призлекавшія его вниманіе въ поискахъ за своими сведеніями, наиболее привлекательныя, наиболее любопытныя, были бы въ то же время наиболее научныя и полезныя; вещи изъ новаго міра, населеннаго чудесами, съ которымъ эта среда приходила въ соприкосновеніе.

Вопреки всемъ розсказнямъ, не вполне достоверно, чтобы въ десять летъ или даже въ шестнадцать, будущій реформаторъ могъ отдавать себе отчетъ, какую выгоду получитъ когда-нибудь Россія отъ управленія государемъ, изучившимъ на практике четырнадцать ремеслъ. Цифра эта предвзята. Петръ никогда не изучалъ четырнадцати ремеслъ: онъ действительно изучилъ на практике некоторыя, даже, напримеръ, токарное или зубовра-

 

41

 

чебное, но безъ видимой пользы для кого или чего-либо. Разбрасываясь такимъ образомъ, онъ, какъ бы ни былъ великъ размахъ его безконечно разнообразныхъ способностей, подвергался риску остаться поверхностнымъ, и этого онъ не избежалъ. Позднее, научившись отъ равныхъ себе и обративши эти естественныя склонности къ обученію другихъ, онъ заметилъ, что говорить своимъ подданнымъ „делайте то-то и то-то, проснитесь и научитесь"—ничего не стоитъ въ сравненіи съ могущественнымъ собственнымъ примеромъ; тогда по принципу, но всегда также по влеченію, охотно, по вкусу и подъ давленіемъ... атмосферы, онъ продолжалъ самъ увлекаться, приниматься то за одно, то за другое, за все вместе, случайное, за все науки, за все знанія, делать всюду и везде всякое дело своими руками. И это были все еще те самые мотивы, которые толкнули его когда-то на единственную дорогу, на которой онъ могъ достичь совершенства, чтобы сделаться хорошимъ практикомъ, если не мастеромъ, где въ то же время онъ находилъ себе неисчерпаемый источникъ удовольствій, не говоря уже о положительныхъ и постоянныхъ благодеяніяхъ для себя и для своей страны.

Всемъ известна исторія, прикрашенная и соответственно преувеличенная, о старомъ англійскомъ ботике, найденномъ среди хлама въ селе Измайлове, принадлежавшемъ дяде молодого героя, Никите Ивановичу Романову. Изобретательная во всемъ легенда хочетъ, чтобы Петръ ребенкомъ долгое время чувствовалъ отвращеніе къ жидкой стихіи до того, что бледнелъ и дрожалъ при виде ручейка. Можетъ быть, это только символи-ческое выраженіе естественной трудности для туземца, жителя обширнейшаго въ міре материка, войти въ близость съ этою отдаленною стихіей, невиданной, неизвестной, почти недоступной. Петръ далъ Россіи флотъ раньше, чемъ далъ море; весь характеръ его дела со всею его стремительностью, ненормаль-ностью и парадоксальностью, выясняется въ этомъ разсказе. Старая деревянная, наполовину сгнившая лодка, измайлозскій ботикъ, привлекши вниманіе ребенка, будто бы победила его страхи и решила его морское призваніе.

Нетъ еще никакихъ данныхъ для объясненія присутствія этой лодки въ соседней съ Москвою деревне, на суше среди ровныхъ полей.

Когда Петръ впоследствіи решилъ устроить мастерскую для морскихъ построекъ въ несколькихъ стахъ верстахъ дальше.

 

42

 

на Переяславскомъ озере, то онъ шелъ тутъ только по намеченнымъ следамъ, обозначеннымъ еще до него; онъ создалъ эту удивительную вещь - флотъ безъ моря; но не онъ его придумалъ. Собственно говоря, какъ дальше будетъ видно, онъ ничего не придумалъ въ ряде своихъ многочисленныхъ преобразованій. Въ этомъ направленіи въ царствованіе царя Алексея уже делались попытки; въ Дединове, на берегахъ реки Оки, была выстроена яхта Орелъ, при помощи приглашенныхъ для этого иностранныхъ плотниковъ. Штройсъ много распространяется объ этомъ въ своихъ Путешествіяхъ. Идея, еще смутная, носилась въ воздухе, но уже, несомненно, все клонило къ ея осуществленію.

Какъ и астролябія, измайловскій ботикъ представился взорамъ Петра сначала, какъ какой-то таинственный предметъ.

Крестьяне иногда видели, что корабль плавалъ противъ ветра.

Еще чудо. Спустить его на воду на соседнемъ пруду было пустымъ деломъ. Но какъ же заставить его маневрировать? Тиммерманъ ничего не слыхивалъ объ этомъ. По счастью, плотники, тоже голландцы, работавшіе въ Дединове, не все еще разошлись.

Некоторые изъ нихъ жили въ Слободе. Такимъ образомъ у Петра явилось еще два учителя, два плотника Карштенъ Брандтъ и Кортъ. Они посоветовали перенести ботикъ въ Переяславль. Тамъ была обширная водная поверхность. Петръ по-следовалъ ихъ совету и съ жаромъ ухватился за ихъ науку.

Но въ сущности это была школа кустарная, которая годилась лишь на первое время. Онъ пріобрелъ тамъ несколько полезныхъ сведеній, но въ особенности привычки и наклонности, изъ которыхъ некоторыя были плачевны.

Онъ пріобрелъ еще здоровье, силу; онъ упражнялъ мускулы, создалъ физическое здоровье исключительной крепости, помимо и несмотря на первые припадки - результатъ наследственности; нравственный характеръ удивительно подвижной, благодаря темъ же припадкамъ, сильный и предпріимчивый.

Онъ пріобрелъ себе также друзей, целый небольшой на-родъ, собранный наудачу изъ многочисленной дворни, окружавшей его, при его постоянныхъ скитаніяхъ, изъ молодцовъ съ отцовской конюшни (конюховъ), скакавшихъ вместе съ нимъ на неоседланныхъ местныхъ лошадяхъ, и изъ уличныхъ ребяти-шекъ. Легко можно представить себе, что онъ игралъ съ ними въ солдаты; конечно, онъ ими предводительствовалъ. Такимъ

 

43

 

образомъ, онъ во главе полка, и изъ этой второй забавы родилась мысль о другомъ громадномъ созданіи - о русской арміи. Действительно, псевдоморскія игры на Переяславскомъ озере и псевдовоенныя игры на военномъ плацу Преображенскаго, эти две отправныя точки привели къ двумъ конечнымъ пунктамъ: къ победамъ на Балтике и къ Полтавской битве!

Но чтобы свести это къ действительности, чтобы объять такое огромное разстояніе, нужно было нечто иное, кроме одного промежутка между детствомъ и зрелымъ возрастомъ, одного лица, даже самаго выдающагося, какого только можно себе представить; нечто другое, кроме развитія въ пределахъ чело-веческой возможности единоличнаго генія; нужно было собраніе огромныхъ и коллективныхъ силъ, соединившихся въ своемъ стремительномъ натиске, готовыхъ заранее, но остававшихся безъ движенія въ ожиданіи удобнаго часа, подходящаго чело-века, чтобы придти въ действіе, и съ появленіемъ человека и наступленіемъ часа, подняться вдругъ, и сохранить при этомъ свои свойства постольку, поскольку онъ ими пользовался, продвигая въ свою очередь впередъ и его постолъку, поскольку онъ ускорялъ ихъ действіе.

Человекъ былъ самъ лишь продуктъ этой скрытой энергіи, и потому онъ такъ и пришелся кстати, вышелъ изъ нихъ, воспитался съ ними и ими.

И не только армія и флотъ, но и новое общество подготовлялись тамъ, среди предпріятій и шумныхъ забавъ неудержимаго юноши. Скоро вся старая аристократія, вся старинная власть Москвы падетъ къ ногамъ этихъ дерзкихъ компаньоновъ, оторванныхъ отъ конюшенъ и кухонь, изъ которыхъ онъ наделаетъ графовъ и князей, министровъ и маршаловъ. Но и тутъ онъ лишь вновь завижетъ порванную нить національныхъ традицій; онъ ничего не выдумаетъ новаго; онъ подражаетъ только предкамъ до-монгольскаго періода, начальникамъ дружины (шайка собутыльниковъ), работавшихъ наравне со своими другами, пившимъ съ ними, по окончаніи трудовъ, и отказывавшимися стать магометанами, ибо „Руси есть веселіе пити".

Петръ всегда будетъ хорошимъ товарищемъ и веселымъ собутыльникомъ; онъ надолго еще сохранитъ черты, навзглядъ некоторыхъ - непріятныя, этого компанейства, исходящаго изъ низшихъ слоевъ народа, и въ этомъ отношеніи онъ оставитъ кое-что собственное, переделанное имъ въ соціальномъ духе. Народные обычаи эпохи, предшествовавшей его появленію, на-

 

44

 

шли уже своихъ страстныхъ поборниковъ. Восхваленіе должно было распространиться и на духовный обликъ великаго реформатора и это было бы рискованное предпріятіе. Непристойныя привычки, грубыя манеры, унизительные пороки, кабацкій духъ съ оттенкомъ цинизма, все, что тамъ было грубаго, все это Петръ усвоилъ на улице, въ общественной жизни своей дореформенной страны. Онъ потерпелъ отъ того, что сохранилъ вкусъ съ нимъ, и еще более отъ того, что желалъ, чтобы и народъ его сделалъ то же.

 

V.

 

Царица Наталія, кажется, спохватилась слишкомъ поздно объ опасности, создавшейся для ея сына отъ такого рода знакомства. Она сама не имела другого, которое бы за измененіемъ лучшаго заняло ее. Происхожденіе потешныхъ полковъ восходитъ по самымъ вернымъ даннымъ къ 1682 году, чего вполне достаточно, чтобы опровергнуть наконецъ утвержденіе, что они имели серьезный характеръ, какъ это думаютъ имъ придать: Петру было десять летъ. Но въ 1687 году военныя игры юнаго царя начали принимать размеры, обратившіе всеобщее вниманіе. Въ Преображенскомъ на берегахъ Яузы была выстроена крепостца, и на нее воздвигли пушку!

Спустя годъ, состоялось открытіе англійской шлюпки, и раз-дираемый съ этихъ поръ между водою и огнемъ, привлекаемый въ Переяславль, Петръ вышелъ изъ всякаго повиновенія. Разсказываютъ, что онъ рисковалъ жизнью въ этихъ упражненіяхъ, где несчастія бывали часты. Чтобы сразу положить этому ко-нецъ, Наталія нашла средство, результатъ котораго казался ей вернымъ. „Женится — переменится" говоритъ русская пословица. Она нашла жену своему сыну. Онъ предоставилъ ей это дело.

Въ противоположность своему будущему противнику, суровому Карлу ХII, онъ не чувствовалъ къ прекрасному полу ни равнодушія, ни ненависти. 28 января 1689 года онъ ввелъ во дворецъ Евдокію Лопухину, дочь одного знатнаго боярина.

Но онъ не оправдалъ пословицы. Спустя три месяца, чета была уже разведена: онъ отправился на берегъ Переяславскаго озера, она начала первые шаги вдовства, которое должно было продолжаться всю ея жизнь. Плаваніе сделалось для юнаго царя более чемъ удовольствіемъ, - странною, исключительною страстью. Въ его душе проснулась неопределенная наследственность,

 

45

 

происходившая отъ отдаленныхъ варяговъ; онъ никогда не виделъ моря, и онъ только и бредилъ имъ; онъ не успокоитсядо техъ поръ, пока не достигнетъ его. И всюду онъ действуетъ такимъ образомъ по традиціи: уже въ теченіе двухъ столетій все войны, предпринятыя его предшественниками, имели

 

 

Царица Евдокія.

Съ портрета гр. Воронцова-Дашкова.

 

 

въ виду эту цель: достичь моря, будь то на северо-западе, отбросивъ Польшу или Швецію, будь то на юге, отодвинувъ Турцію.

Но онъ пуститъ для этого своихъ конюховъ; ему рисуются въ воображеніи уже стратегическіе планы, которые вовлекутъ въ битву и въ сраженіе морскія и сухопутныя силы. Которымионъ располагаетъ. А силы эти росли вместе съ юношей, ростъ котораго становился уже гигантскимъ. Игрушка становилась ужепочти оружіемъ.

 

46

 

Въ сентябре 1688 года юный царь потребовалъ для своихъ военныхъ забавъ всехъ барабанщиковъ и всехъ дудочниковъ избраннаго стрелецкаго полка; въ ноябре къ великому неудовольствію князя Василія Голицына онъ отобралъ у другого полка две трети его состава и забралъ въ складе конюшеннаго приказа необходимыя принадлежности для своей потешной артиллеріи. Въ Преображенскомъ была учреждена настоящая канцелярія по набору и туда являлись записываться на эти должности не только конюхи и повара. Между новобранцами являлись представители самыхъ знатныхъ московскихъ фамилій — Бутурлинъ, Голицынъ.

Впрочемъ, присутствіе этихъ аристократовъ есть противоречіе, одна изъ техъ неожиданныхъ ироній, которыми изобилуетъ исторія. Пока еще безсознательный работникъ великаго политическаго и общественнаго обновленія, не знающій самъ, куда онъ идетъ, если дело шло не объ удовольствіяхъ, Петръ сделался, безъ сомненія, орудіемъ партіи, которая преследовала са-мыя различныя цели. Его труды немедленно применялись въ пользу діаметрально противоположныхъ стремленій. Среди этихъ пришельцевъ, которые вдругъ подвинутъ будущаго реформатора къ требованію своихъ узурпированныхъ правъ, да именно въ ихъ рядахъ, соберется также когда-нибудь толпа наиболее реши-тельныхъ противниковъ реформы. Но сейчасъ суть не въ реформе, дело шло совсемъ о другой вещи. Средства, которыми Милославскіе и Софья въ свою очередь пользовались, чтобы укрепить и завоевать свою власть, уничтоженіе местничества, потомъ поднятіе народнаго возстанія, соединили въ себе ихъ цели съ целями низшихъ классовъ. Пораженная въ своихъ правахъ, въ своихъ старинныхъ обычаяхъ, высшая знать, по крайней мере та, которая наиболее упорствовала противъ идей прогресса, естественно также должна была группироваться сначала около Матвеева и Наталіи, потомъ около Петра. Какъ бы то ни было - оружіе, съ которымъ Петру нравилось играть, въ намереніяхъ техъ, кто теперь явился къ нему на помощь ковать железо и оттачивать его, было предназначено для ускоренія торжества консервативныхъ противоевропейскихъ идей, противъ человека, наиболее близкаго къ Европе, котораго когда-либо знала Москва. „Долой Василія Голицына!"—вотъ ихъ воинственный кличъ. Преображенское попросту сделалось естественнымъ центромъ собранія недовольныхъ всякаго происхожденія, между которыми реакціонеры, будучи самыми вліятельными, естественно

 

47

 

заняли первое место. Пораженный самъ, обиженный и отстраненный переходнымъ режимомъ, конца котораго они съ нетерпеніемъ ожидали, Петръ былъ предназначенъ быть ихъ главою, будущимъ, какъ они, по крайней мере, надеялись, - мстителемъ за общія обиды.

Но онъ объ этомъ не заботился. Онъ забавлялся. Онъ забавлялся на водахъ Переяславля темъ, что заставлялъ плавать корабли, паруса которыхъ еще не надувалъ никакой реформатскій ветеръ. Подъ прикрытіемъ его имени и при его содействіи готовилась борьба между безмолвнымъ Кремлемъ и шумнымъ лагеремъ, где онъ проявлялъ юношескій пылъ; но въ этой партіи, где ставкою служила его судьба и судьба Россіи, единственная выгода, которую онъ получилъ бы и которой онъ добивался, состояла въ более широкой арене для примененія его ученическихъ фантазій. Пройдутъ еще годы, прежде чемъ онъ откроетъ свой истинный путь, беззаботный до самаго его нахожденія, и послушный своимъ случайнымъ проводникамъ. Въ день, назначеыный ими, онъ отправится и приступомъ

захватитъ власть, имъ же предоставитъ награды, достойныя победы.

Такимъ образомъ онъ вступаетъ въ исторію задомъ, повер-нувшись спиною къ своей судьбе и славе.

Поворотъ наступилъ въ іюне 1689 года.

 

Продолжение следует

 

48


[ главная | все статьи]

Использование материалов только с разрешения автора
© Copyright 2006—2017 «Авторский проект А.Бойцова Ботик Петра I Св.Николай»
Дата создания: 01.01.2006 г., © А.Бойцов, г.Томск