Rambler's Top100
Ботик Петра I "Св. Николай"
Авторский проект строительства полномасштабной Реплики исторического судна


<< назад
| в начало | вперед стр. 3 >>


ОПИСАНИЯ
произведенных ремонтных и реставрационных работ
( 1688, 1722, 1836, 1872, 1966, 1997 гг.)

БОТИК ПЕТРА I "СВ.НИКОЛАЙ"
(подлинное судно)



С.Ю. Курносов

Ремонты и реставрации Ботика Петра I

 

Одним из главных экспонатов Центрального военно-морского музея является знаменитый ботик Петра 1 - "Дедушка русского флота". За свою многовековую историю он испытал шесть документально зафиксированных ремонтов: в 1688, 1722, 1836, 1872, 1966 и 1997 гг. Но если о двух последних реставрациях имеются исчерпывающие сведения, то материалы о ремонтах XVII - XIX вв. крайне скудны.

Сведения о ремонтах ботика могут представлять интерес для музейных работников и, прежде всего, для будущих реставраторов этого уникального памятника отечественной истории. Специалисты должны иметь представление об изначальном виде ботика, чтобы отличать подлинные его детали от новодельных, правильно их атрибутировать.

Согласно канонической версии, прославленный ботик - "Дедушка русского флота" был изготовлен в Англии и доставлен в Россию, ориентировочно, в 1640-х гг.1) Он хранился в селе Измайлово до мая 1688 г., когда молодой царь Петр I обнаружил ботик среди вещей своего двоюродного деда боярина Н.И. Романова. К этому времени судно находилось в России уже более 40 лет и потому требовало ремонта. Починил бот голландец Карстен Брант. Исполняя желание юного царя, он привел судно в мореходное состояние, изготовил новую мачту и паруса. Об этом ремонте упоминает сам Петр I в своем "Предисловии к доброхотному читателю" в "Книге Устав морской" (1720 г.) 2). Бесспорно, что в это время на ботике должны были находиться шверцы (приспособления для улучшения мореходности в виде щитов, установленных по бортам судна). Впоследствии шверцы были утрачены, что сильно исказило первоначальный вид ботика.

После того, как в июле 1688 г. Петр I уехал на Плещеево озеро, бот до 1701 г. хранился в Измайлове. Затем по повелению царя его перевезли в Московский Кремль, где бот два десятилетия простоял под навесом, мало защищавшим от непогоды. В конце января 1722 г. в Москве прошла пышная манифестация, посвященная заключению Ништадтского мира. Бот, как символ прославившегося в Северной войне молодого русского флота, выставили в центре Кремля на всеобщее обозрение. После празднеств в Москве и перед отправкой ботика в С.-Петербург (в 1722-м или самом начале 1723 г.) по распоряжению Петра I корабельным подмастерьем Филиппом Петровичем Пальчиковым был проведен второй ремонт бота. Срок ремонтных работ уточняет гравюра И.Ф. Зубова, представляющая ботик во время московских торжеств в январе 1722 г. 3) : мы видим судно еще без медной обшивки, то есть до ремонта, выполненного Пальчиковым. В ходе работ днище ботика для лучшей сохранности покрыли медными листами и

 

87

 

см. рисунок
Н.Ф. Зубов «Ботик Петра
I»
перейти

 

"побелили", подновили окраску судна, возможно заменили мачту и руль. Об объеме ремонта можно судить по письменному докладу Пальчикова Петру I с собственноручными резолюциями императора 4) .

В мае 1723 г. ботик по приказанию Петра I был доставлен в Санкт-Петербург. Здесь на судно установили три l/3-фунтовые (19-мм) чугунные пушечки с вензелем А.Д. Меншикова, предположительно подаренные им Петру Алексеевичу. 1 1 августа 1723 г состоялся знаменитый морском парад, на котором Балтийский флот чествовал своего "деда", а 30 августа того же года ботик установили на больверке Государева бастиона Петропавловской крепости. Там ом находился до постройки подле Петропавловского собора "Ботного домика" (1765 г), покрытый лишь куском промасленной парусины. Бесспорно, такое хранение ботика в течение более 40 лет привело к значительным разрушениям из-за гниения дерева и коррозии кованых деталей.

Хотя с 1723 г. до начала XX в. ботик принимал участие в праздниках и парадах, но никаких сведений о его ремонтах в этот период до нас не дошло (нельзя, однако, с уверенностью утверждать, что ботик не подвергался исправлениям). В 1836 г. по личному распоряжению императора Николая I ботик отремонтировали опять. К сожалению, история этого ремонта, проведенного под руководством подполковника Корпуса корабельных инженеров Ивана Афанасьевича Амосова, крайне слабо отражена в документальных материалах. Однако в фондах РГИА хранится дело, содержащее сведения, основываясь на которых можно сделать некоторые выводы о состоянии ботика ПетpaI на I836 г. и проведенных тогда ремонтных работах 5). Приведение ботика "в исправное положение" было связано с

 

88

 

желанием Николая I устроить морской смотр, как бы повторяющий знаменитый Петровский парад 1723 г.

Приказ о проведении ремонтных работ был отдан 10 апреля, а сам парад состоялся 28 июня 1836 г. Следовательно, на исправление ботика отводилось около двух месяцев. В архивных материалах не содержится перечня исполненных работ, однако о них можно судить по современному состоянию ботика. Были сняты тяги вант-путенсов их заменили коваными наметками, крепящимися к планширю. Об этом говорит выбитый на них адмиралтейский якорь - клеймо Адмиралтейских Ижорских заводов. Вид клейма указывает на то, что эти детали изготовлены в первой половине XIX в. Тогда же были заменены кованые утки для крепления бегучего такелажа - ныне на них стоят клейма в виде такого же якоря. По всей видимости, Амосов произвел и тимберовку ботика, то есть замену (хотя бы частичную) его наружной обшивки, поскольку старое суденышко предполагалось спустить па воду. На время парада Балтийского флота на Кронштадтском рейде в 1836 г. ботик Петра 1 был установлен на шканцах военного парохода "Геркулес", но от стен Петропавловской крепости до Кронштадта и обратно следовал на буксире 6) Поэтому Амосов просто обязан был тимберовать судно перед спуском па воду. Иначе бот, не ремонтировавшийся капитально более века, мог затонуть во время церемонии из-за течи в верхней обшивке.

Выполнили и ремонт l/3-фунтовых салютных пушек ботика. При их осмотре капитаном Корпуса морской артиллерии Тюкиным выяснилось, что "четыре чугунные малого калибра орудия весьма заржавлены и станки, на которых оные находятся, требуют исправления" 7). Работы по приведению в порядок орудий и станков были оперативно выполнены под руководством

капитана Тюкина.

Обнаруженную в архивном деле "Опись ботику Петра Великого с находящимися при нем принадлежностями" 8) следует привести полностью, так как она является ценным источником, позволяющим судить о состоянии ботика после завершения его ремонта в 1836 г.

 

счет вещей

 

Ботик, обшит медью 1

 

При нем

 

Руль с железным румпелем 1

Юферсов, окованных в русты 6

Юферсов для штага 1

Уключин железных 3

Орудий чугунных на деревянных станках, с принадлежностью 4

Крюков железных на шестах 2

Весел 3

Мачта 1

 

89

 

 

При ней

 

Штаг с юферсом смоленой 1

Вант с юферсами, смоленых, пар 3

Талрепов, обшитых тканьем, штук 7

Клот на мачте с двумя медными шхивами 1

Сигнальных фалов белых 2

Стропок весельных смоленых 3

Флагшток кормовой железный с клотом и двумя фалами 1

Фалинь носовой, обшитый тканьем, смоленый 1

Штандарт тафтяной 1

Гюйс тафтяной 1

Чехол темно-зеленого сукна для штандарта 1

 

По этой описи ботик "с принадлежностями" передавался комендантом Петропавловской крепости членам Адмиралтейств-совета и принимался после церемонии парада обратно. В таком виде, после проделанного под руководством И.Ф. Амосова ремонта, ботик без исправлений просуществовал до 19 января 1871 г., когда генерал-адмиралом Великим князем Константином Николаевичем было принято решение о его экспонировании на Московской политехнической выставке 1872 г., посвященной 200-летию со дня рождения императора Петра Великого. Руководителем новых ремонтных работ был назначен председатель Кораблестроительного отделения Морского технического комитета генерал-лейтенант Корпуса корабельных инженеров Иван Сергеевич Дмитриев. Непосредственными исполнителями работ стали поручик Корпуса корабельных инженеров шлюпочный мастер Крюков и восемь рабочих.

Проведенный Крюковым в феврале 1871 г наружный осмотр ботика показал, что "некоторые кницы следует закрепить новыми вантами, переменить несколько палубных досок (банок), сломанную уключину заменить новой, местами переменить планширь" 9). Но этот небольшой перечень работ начал выполняться лишь в январе 1872 г.. когда было отдано распоряжение о выделении мастеровых и отпуске материалов. Тогда же ботик осмотрел И.С. Дмитриев. Он признал, что тот находится в хорошем состоянии и, за исключением предложенных Крюковым мер, не требует исправлений. Но церемониал доставки ботика на выставку предполагал спуск ею на воду Москвы-реки. Поэтому Дмитриев предложил, дабы уберечь ботик от течи, снять всю его медную обшивку, тщательно осмотреть днище, при необходимости заменить негодные доски деревянной обшивки и, проконопатив пазы, не покрывать снова подводную часть медью во избежание появления на обшивных досках трещин от забиваемых гвоздей 10). К этому мнению присоединился и временно исполняющий должность инспектора кораблестроительных работ С.-Петербургского порта полковник Окунев, осматривавший ботик 31 января 1872 г. Окунев также предложил "вновь

 

90

 

см. фотографию
Торжественный прием Ботика на Московскую Политехническую выставку в
день празднования 200 – летнего юбилея Петра
I и открытия выставки в
присутствии великого князя Константина Николаевича. 30 мая 1872 г.
Фото м.Настюкова
перейти

 

исправленную деревянную обшивку ботика медью не обшивать, а обмазать подводную часть, сальною замазкою с мелом, чтобы она могла закрывать пазы во время плавания ботика по р. Москве во время церемонии". Кроме этого, он считал необходимым заново окрасить ботик, а также, "где окажется нужным", заменить обветшавшие ванты, талрепы и другие части такелажа 11).

Однако предложение о невозобновлении медной обшивки, в отличие от всех остальных рекомендаций, не нашло поддержки у главного командира Петербургского порта вице-адмирала А.В. Воеводского, который настоял на том, что "ботик должен быть по исправлении вновь обшит медью" 12). Почему было принято такое решение? Возможно, посчитали, что медная обшивка удержит воду лучше, чем "сальная замазка", но, вероятнее всего, просто возобладало отношение к ботику как к реликвии. Днище ботика имело медную обшивку со времен Петра I, и поэтому снятие ее означало нарушение исторического облика судна.

Надзор за ремонтом ботика осуществлял и сам генерал-адмирал Великий князь Константин Николаевич. Он дважды его осматривал в самые ответственные моменты работ. Первый раз — в конце февраля 1872 г., когда была снята медная обшивка, обнажилось до этого скрытое от взгляда деревянное днище и можно было судить о том, какие части судового набора требуют замены. Второй раз - 30 апреля, когда по приказу Константина

 

91

 

 

См. Фотографию
Подъем ботика Петра
I в здание ЦВММ 3 сентября 1940 г.
перейти

 

Николаевича ботик был спущен на воду в Кронверкской протоке у Петропавловской крепости "... для удостоверения в прочности произведенных в нем исправлений" 13). При этом "... течи никакой по оказалось" 14) ремонт был сделан качественно. Столь большое количество надзирающих за проведением paбот (Великий князь Константин Николаевич, Дмитриев, Окунев, Крюков) лишний раз показывает, какое огромное значение придавалось ботику как исторической реликвии.

Перечислим все известные по документам ремонтные работы, произведенные в 1872 г.:

 

1) Снята медная обшивка. При осмотре, по-видимому оказалось, что замены требует дубовый киль ботика, а деревянная обшивка находится в хорошем состоянии (благодаря тимберовке 1836 г.).

2) Киль заменили, на что прямо указывается в статье С.Ф. Огородникова 15) Были также выполнены вставки в кормовой части обшивки (что обнаружили при осмотре ботика в 1996 г.) и проконопачены пазы.

3) Днище ботика обшили новыми медными листами, на которых нынче просматриваются марки "АИЗ" (Адмиралтейские Ижорские заводы). На одном из листов выбита дата его прокатки 1871 г., что подтверждает время установки новой медной обшивки.

4) По всей видимости, были выполнены и работы, рекомендованные шлюпочным мастером Крюковым: заменена часть планширя, кницы и

 

92

 

сломанная уключина. Ветхие дубовые банки гребцов были заменены сосновыми; их даже не окрасили с тыльной стороны, что обнаружилось при осмотре ботика в 1996 г.

5) Произведена окраска ботика: "... внутри коричневою краскою, а снаружи - черною; полоса же вокруг наружного борта выкрашена шахматными треугольниками тремя красками: белою, красною и зеленою" 16). Возможно, что такую раскраску ботик имел со времен ремонта 1836 г., а то и более ранних, так как в 1872 г. мастерам настоятельно рекомендовали соблюдать при окраске прежние цвета 17). Однако после Политехнической выставки именно раскраска ботика вызвала нарекания. Помимо основной окраски подновили роспись резного декора судна.

6) Частично заменен такелаж, как рекомендовал инспектор кораблестроительных работ Окунев. В частности, заново были покрыты тканой обшивкой семь талрепов 18).

7) Были "приведены в надлежащий вид" четыре салютных орудия со станками "и принадлежностью". Чтобы определить величину заряда и "способ производства < ...> салюта", запланированного но церемониалу, орудия были "испробованы стрельбою па Канонерском острове" 19).

8) Так как церемониал предусматривал подъем на ботике флага, гюйса и вымпела, а прежние пришли в негодность, в парусной мастерской Петербургского порта изготовили два комплекта новых флагов - из шелка и флагдука. Также решили не использовать ветхий петровский штандарт и изготовили новый - шелковый 20). Эти флаги сохранились до наших дней 21).

9) Для подъема гюйса был установлен ранее не существовавший железный

гюйс-шток 22).

10) Заботясь о сохранности ботика, для него изготовили "чехол", на что пошло 100 аршин парусины 23).

Эти изменения нашли отражение в новой, составленной в 1872 г., "Описи ботику..." 24). Проведение вышеперечисленных работ подтверждается также сметой, содержащей перечет, материалов, использованных при ремонте

судна 25).

 

Чтобы уберечь ботик от повреждений при транспортировке в Москву по железной дороге был изготовлен специальный "станок" в виде деревянной клетки (его чертеж хранится в РГА ВМФ 26)). Сопровождали бот на выставку шлюпочный мастер Крюков и два плотника.

Нa Московской политехнической выставке ботик Петра I стал центральным экспонатом Морского отдела. Но и после ее проведения ремонт судна продолжился. Великий князь Константин Николаевич, уделявший ему столь много внимания, уже после выставки "изволил заметить, что на ботике Петра

 

93

Великого <...> полоса, идущая вокруг ботика, неверно выкрашена, а именно что вместо зеленого цвета, вошедшего в состав цветов полосы, должен быть синий" 27). Судно срочно перекрасили. Поэтому становится понятным, почему и втруде Ф.Ф. Веселаго 28). и в статье С.Ф. Огородникова 29) среди цветов полосы значится зеленый, в то время как сейчас она бело-сине-красная. Эти авторы видели ботик в период проведения выставки 1872 г., когда в состав полосы действительно входили зеленые, а не синие треугольники. Скорее всего зеленый цвет не был подлинным, существовавшим во времена Петра I. Он появился в результате ошибки маляров, причем не обязательно в 1872 г., может быть - гораздо раньше. Если штриховка на двух гравюрах работы И.Ф. Зубова изображающих ботик на постаменте во время празднества в Москве в 1722 г. 30), "геральдическая" (т.е. по ней можно судить о цвете), то украшавшая ботик полоса из чередующихся треугольников в петровское время была бело-cине-красной, какой ее хотел видеть генерал-адмирал Великий князь Константин Николаевич и какой мы ее видим сейчас. Точный же ответ на вопрос - какой была первоначальная окраска ботика может дать лишь экспертиза.

Опираясь на "Описи ботику..." 1836 и 1872 гг., а также на другие материалы, попробуем выдвинуть гипотезы, объясняющие современное состояние ботика Петра I.

В обеих описях значатся лишь три уключины и три весла, что очень странно, так как количество весел должно быть четным. Но известно, что во время морского парада 1723 г. на веслах ботика сидели четыре почетных гребца вице-адмиралы Петр Сиверс и Томас Гордон, контр-адмиралы Томас Сондерс и Наум Сенявин 31). Следовательно, четвертое весло и уключина были утрачены в периоде 1723 по 1836 г., так как сначала их имелось четыре, а затем осталось только три. И сейчас на планшире ботика только три штыревых уключины (шкармы), расположенные в шахматном порядке. Четвертая вставлялась под съемным вкладышем у начала правого "шпигеля" (кормового фальшборта). Во время какого-то из ремонтов этот вкладыш заделали намертво и даже сняли подушку шкармы, след от которой остался 32).

В тех же описях указаны четыре принадлежащие боту салютные пушечки, но сейчас oт одной остался лишь лафет 33), на который установлен муляж орудия. Ясно, что ствол пушки пропал уже после 1872 г., скорее всего он был утрачен в период с 1928 по 1440 г., после того как судно переместили из надежного хранилища Ботного домика в Петродворец и до того как ботик передали цвмм.

В описях 1836 и 1872 гг. среди предметов снабжения ботика не значатся шверцы . Они должны были находиться на ботике в пору юности царя Петpa - без них мелкосидящее судно не могло бы лавировать на узкой реке Яузе и Просяном пруду в Измайлове. То, что шверцы существовали, доказывают сохранившиеся упоры, удерживающие их в вертикальной плоскости при поднятом положении, утки для шверхтов (снастей для подъема шверц), а также

 

94

 

потертости на планширях, где крепились шверцы. В этих местах борта усилены дополнительными шпангоутами 34). Утрата шверцев значительно исказила первоначальный вид ботика. Но здесь нет вины мастеров, ремонтировавших его в XIX в. На уже упомянутых гравюрах Зубова ботик изображен без шверцев - значит, они были утрачены еще до 1722 г.

К ремонтам ботика Петра I 1836 и 1872 гг. еще нельзя применить термин "реставрация". В XIX в. реставрации как метода практически не существовало. Но ремонт 1872 г. уже можно назвать переходным этапом к зарождающейся реставрационной технике: понимая ценность "дедушки русского флота" как реликвии, исполнители работ сознательно стремились восстановить ботик Петра Великою в его первозданном виде, ничем не нарушить его исторический облик.

Первая научная реставрация ботика была проведена в 1966 г. Без сомнения, он очень в ней нуждался, ведь без малого век прошел со времени последнего ремонта судна. За это время ботик подвергся тяжелым испытаниям. В 1928 г. из Ботного домика Петропавловской крепости его перевезли в Петергоф и поместили в павильоне "Птичий вольер" около дворца Монплезир. Условия хранения там были неудовлетворительными, поэтому в 1940 г. ботик Петра 1 был передан Центральному военно-морскому музею. С началом Великой Очечественной воины, в июле 1941 г., ботик без специальной упаковки на барже отправили в Ульяновск, где он находился до марта 1946 г. В результате всех этих перемещений были утрачены шесть юферсов (сохранился лишь один юферс с бортовым кованым вант-путенсом, да и то отдельно от ботика), ствол одной из салютных пушечек, один брюк и шесть чек от осей пушечных станков, две чеки от цапфовых пушечных накладок. В месте крепления сильно расшатался гюйс-шток, у которого отсутствовала зажимная чека.

В 1966 г. хранитель корабельного фонда ЦВММ М.А. Гладких и старший реставратор моделей кораблей А.Л. Ларионов провели осмотр ботика. Было принято решение о необходимости его реставрации. К ноябрю этого же года реставрационные работы были закончены реставраторами А.Л. Ларионовым (производил такелажные и окрасочные работы) и И.Я. Касьяненко (работы по металлу). Был укреплен гюйс-шток, изготовлены и установлены шесть железных бортовых вант-путенсов и к ним столько же дубовых юферсов с железной оковкой (их выполнили по образцу сохранившегося юферса). Также сделали шесть новых талрепов вант и талреп штага на основании голландских рисунков XVIII века. Сами талрепы изготовили из смоленого троса, предварительно обожженного для придания "патины времени". Для некомплектного орудийного станка, кстати отличающегося от первоначальной конструкции (видимо, его изготовили во время ремонта артиллерии ботика в 1836 или 1872 гг.), из инструментальной стали был выточен муляж орудийного ствола по образцу сохранившихся подлинных пушек. Для орудийных станков были изготовлены все недостающие чеки (также по сохранившимся образцам).

 

95

 

 

См. Фотографию
Упаковка Ботика для отправки в Нью-Йорк на выствку
"Салют, Санкт-Петербург".
перейти

 

Юферсы, вант-путенсы, ствол пушки и другие изготовленные вновь детали окрасили масляной краской на лаке с добавлением 5% талька для создания матового оттенка, имитирующего "патину времени" 35). Таким образом, в ходе реставрации 1466 г. были восстановлены все, кроме шверцев и парусов утраченные детали ботика Петpa Великого.

История реставрации судна на этом не закончилась. Многочисленные исследования, проведенные в периоде 1966 по 1996 г., показали необходимость значительной реставрации частей корпуса и различных деталей ботика, пришедших в неудовлетворительное состояние за триста с лишним лет. Так, в начале 1995 г. в корпусе ботика были обнаружены многочисленные трещины со следами гниения дерева. Древесина части шпангоутов изнутри была сильно разрушена грибком и превратилась в мелкую труху. Особую опасность представляла трещина в навесной части транцевой доски с резным декором, изображающим Св. Николая Мирликийского 36). В 1996 г. Центральный военно-морской музей получил предложение экспонировать ботик в Международном финансовом центре в Ныо-Йорке (США). Музей с этим согласился, но поставил условие, что ботик будет предоставлен для экспонирования только в том случае, если американская сторона примет на свой счет расходы по его реставрации, оцениваемые в 150000 долларов США. Работы были поручены фирме "Атлантик Челлендж Фаундейшн", имеющей богатый опыт реставрации деревянных судов

 

96

 

и, в частности, фрегата "Конститьюшн", который с 1797 г. поддерживается на плаву.

С 18 декабря 1996 г. по 9 апреля 1997 г. ботик Петра I впервые в своей истории находился за пределами России. Он стал символом и центральным экспонатом фестиваля "Салют, Санкт-Петербург!", посвященного подготовке к 300-летнему юбилею города. В фестивале принимали участие около двадцати пяти учреждений и организаций культуры из С.-Петербурга и Нью-Йорка. Экспозиция располагалась в галерее "Либерти стрит" Международного финансового центра. В Нью-Йорк и обратно ботик был доставлен морским транспортом в специальном контейнере.

В ходе экспонирования на договорной основе была проведена экспертиза состояния ботика методом спектроскопии и путем взятия проб. Па основании экспертизы были выполнены следующие реставрационные работы:

 

1) промывка бортов ботика эмульсией, составленной из натуральных компонентов, применяемых при реставрации живописи (это позволило также освободить первоначальную роспись от последующих наслоений);

2) сухая чистка внутренних частей бота;

3) заполнение трещин и пустот специальным восковым составом с антисептиками (в том числе большой трещины в корме и пустот в

разъеденных жучком шпангоутах);

4) восстановление элементов деревянного резного орнамента и запись

утраченных фрагментов росписи красками.

 

Реставрационные работы были направлены на консервацию ботика, предотвращение разрушительных процессов.

Во время реставрации частично были сняты медные листы, чтобы определить состояние деревянной обшивки. При этом выяснилось, что дерево в подводной части, прежде чем обшить медью, обрабатывали дегтем и покрывали несколькими слоями просмоленного пергамента. Это обеспечило деревянному днищу хорошую сохранность, что и было засвидетельствовано экспертами. Реставрационные работы проводились прямо в экспозиции, что превратило их в своеобразное шоу для посетителей 37).

Реставрация 1997 г. являлась шестой (после ремонтов 1688, 1722, 1836, 1872 и 1966 гг.) за три с половиной века существования ботика в России.

 

Примечания

1) Ларионов А.Л. Ботик ПетpaI // Судостроение. 1976. № 7. С. 62.

2) Книга Устав Морской. СПб, 1763. (Репринт: СПб, 1993). С. 7.

3) Веселаго Ф. Сведения о ботике Дедушке русского флота за 200 лет с 1688 по 1888 год. СПб,

1888. С. 16- 17.

4) Там же. С 26 - 27.

5) РГИА. Ф. 1280. Оп. 2. Д. 272 ("О приведении в исправность хранящегося в крепости ботика

Петра Великого и о показе оного флоту"). Л. 15.

6) Веселаго Ф. Указ соч. С. 35 - 36: РГИА. Ф. 1280. Оп. 2. Д. 272. Лл. 10-13.

 

97

 

 

 

7) РГИА. Ф. 1280. Оп. 2.Д. 272. Л. 2.

8) Там же Л. 14 - 14 об.

9) РГА ВМФ. Ф 421. Оп. I. Д. 226. Л. 4.

10) 'Там же. Л. 20 - 20 об.

11) РГА ВМФ. Ф 921 Оп. I. Д 475 Лл. 37 - 37 об.

12) Там же. Л. 37. 55 - 55 об.

13) Там же. Л. 161; РГИА. Ф. I280. Оп 2. Д. 1569. Л. 31.

14) РГА ВМФ. Ф 921 Оп 1. Д. 475 Л.. 168.

15) Огородников С. Празднование 200-летнего юбилея дня рождения императора Петра Великого // Морской сборник. 1872 №7. С.6.

16) Там же.

17) РГА ВМФ. Ф. 921 Оп. 1 Д. 475. Л. 37 об.

18) РГИА Ф.. 1280. Оп. 2. Д 1569. JI 81, 150, 151.

19) РГА ВМФ. Ф. 921 Оп. I. Д. 475. Л. 78 об. - 79.

20) Там же. Лл, 15.33. 117 об. - 118, 166 об.; РГИА. Ф. 1280. Оп 2 Д . 1569. л. 139 139 об.. 141

21) До наших дней сохранились почти все флаги изготовленные в 1872 г.: штандарт образца 1857 г. (инв. № 14548/31. Каталог флагов и знамен ЦВММ. Л., 1967 Kат. № 94), два кормовых флага - нз шелка (инв. № 14548/27, кат.№1) и флагдука (инв. № 14548/25, кат № 2; на шкаторине штамп: "1872 г."), шелковый и флагдучный гюйсы (всего же их сохранилось три: инв. № 14548/ 26,28,29, кат. № 81-83) и один из вымпелов флагдучный (инв. № 14548/24, кат. № 87; шелковый не сохранился). Помимо них, в комплект флагов ботика Петра Iвходят: 1) шелковый штандарт образца 1703 г. (инв. № 14548/30, кат. №93) —возможно, именно тот ветхий петровским штандарт Koторый не решились использовать, во время церемонии 1872 г; 2) кайзер-флаг (гюйс) образца 1700 г. (инв. № 14736. кат. №95), который поднимался на ботике во время смотра Балтийского флота на Большом кронштадском рейде в 1836 г

22) РГА ВМФ. Ф. 921 Оп I. Д 475 Л. 33.

23) Там же. Л. 1 15

24) РГИА.Ф. 1280. Оп. 2 Д. 1569. Л. 81 81 об. Приведем из этой описи перечень "принадлежностей" ботика появившихся в результате его ремонта в 1872 г.:

 

"Гюйс-шток железный с медным клотом и одним фалом I

Для него железная обойма на штевне 1

Фалиней - носовой и кормовой белого тросa 2

Штандарт шелковый 1

Гюйс шелковый 1

Кормовой флаг шелковый 1

Вымпел шелковый 1

Кормовой [флаг] флагдучный 1

Гюйс флагдучный 1

Вымпел флагдучный 1

Парусинный чехол на бот 1

Блоков [подставок] красного дерева для бота 2 "

 

25) РГА ВМФ. Ф. 921. Oп 1. Д. 475, Л. 115 - 115 об., 117 об 118,119

26) PГABMФ Ф 327. Оп. 1 Д. 5221.

27) РГИА. Ф. 1280. Оп. 2 Д 1569. Л. 142,

28) Веселаго Ф. Указ. соч. С. 28.

29) Огородников С. Указ. соч. 16 - 17.

30) Веселаго Ф. Указ,. соч. С. 16 - 17.

31) Веселаго Ф.. Указ. соч С. 31.

32) Ларионов А.Л. Ботик Петра I // Машинописный сборник статей Л. 10

33) ЦВММ . Инв. № 14548/I2.

34) Ларионов А.Л, Ботик Петра I // Машинописный сборник cтатей. Л. 14.

35) Архив сектора учета отдела фондов ЦВММ. Д.381 (за 1963- 1967 гг.). Лл 65- 66 (протокол реставрации).

36) Акт осмотра ботика членами реставрационного совета ЦВММ oi25.01. 1996 г. Результаты экспертизы Кафедры энтомологии БПФ ГС Пб Университета от 25.03.1996 г.

37) Федоров Н. "Дедушка русского флота" вернулся домой // Санкт-Петербургские ведомости 1997 г. N" 74 (19 апреля). С. 1: Путешествиеботика Петра// Морская газета, 1997. № 53-54 (9 мая) . С.3

 






<< назад | в начало | вперед стр. 3 >>

Использование материалов только с разрешения автора
© Copyright 2006—2017 «Авторский проект А.Бойцова Ботик Петра I Св.Николай»
Дата создания: 01.01.2006 г., © А.Бойцов, г.Томск