Ботик Петра I "Св. Николай"
Авторский проект строительства полномасштабной Реплики исторического судна

[ главная | все статьи]

"Петра творенье", Иван Фирсов., Москва "Молодая гвардия", 1992 г.,
© Copyright: Иван Фирсов; Фрагмент.

ПЕТРА ТВОРЕНЬЕ
Морским Судам Быть

 

... Ботик шествовал в Петербург. Лишь весной следующего, 1723 года его доставили в Шлиссельбург. В конце мая сам Петр сел за руль ботика, на веслах были адмирал Головин и капитан-командор Сенявин Иван. На Неве, вдоль берегов, выстроились военные корабли и сотни лодок для торжественной встречи ботика. Пушечный залп, грохот барабанов и литавр, почетный караул от Преображенского полка на пристани, эскорт военных кораблей сопровождали это плавание.
В августе Петр повелел устроить на рейде острова Котлин чествование «дедушки русского флота».
Августа 11-го, года 1723-го между Котлином и крепостью дугой выстроилась эскадра из 24 боевых кораблей Балтийского флота под командой генерал-адмирала Апраксина. Только что прошел небольшой дождь, небо прояснилось, солнечные лучи озарили Котлинский рейд. Свежий ветер с залива посвистывал в вантах, на которых в парадной форме стояли матросы, трепетали на стеньгах разноцветные флажки расцвечивания.
На гранитной стенке военной гавани именитые жители столицы, иностранные послы, высокие гости ежились от свежего ветра с залива. Рядом замерли в строю офицеры Адмиралтейства, гвардии, гардемарины. Чуть поодаль — простолюдины, работные люди, строители крепости.
Среди адмиралтейцев — «птенцы гнезда Петрова»: Скляев, Меншиков Гаврила, Собакин. Седина выбивалась у каждого из-под нарядных париков.
Федосей в этом году вместе с Петром составил чертежи и заложил 100-пушечный корабль. Гаврила Меншиков под стать Федосею, сам чертежи правил и по ним корабли строил, недавно 64-пушечную «Нарву» спустил на воду, был Петром произведен в капитаны 1-го ранга. Собакин ныне сменил Головина и стал обер-сарваером — возглавил отечественное корабельное строительство...
Сегодня и для них большой праздник. Шальная волна ударила в стенку: морось брызг накрыла собравшихся на ней.
Дружный хохот Скляева и его товарищей заставил повернуться к ним иностранных послов.
— Как вы думаете, мосье Компредон, что смешит так господина Скляева и его друзей? - обратился, вытирая платком с лица брызги, к соседу Джеффрис, посол короля Георга I.
Французский посол, отвечая, повел глазами:
— Думаю, дорогой Джеймс, что у господина Скляева и его друзей много поводов для веселья... Швеция поставлена на колени, Дания, Бранденбург, Голландия послушны воле императора Петра... Ну а мы с вами,— Компредон саркастически улыбнулся,— как говорят русские, присутствуем при сем...
Джеффрис, состроив невозмутимую мину, согласно кивал головой.
— Кстати, вы получили приглашение императора на церемонию закладки новой цитадели на Котлине?
— Да, она состоится через несколько недель... Здесь будут строить крепость по личным чертежам императора Петра. Он дал уже ей имя — Кронштадт.
Меншиков скосил глаза в сторону послов:
— Гляди, Федосей, что-то Джеффрис морщится, кислятины наглотался, али живот прохватило...
Друзья улыбнулись.
— Сей час у господина посла аглицкого одна забота — аки королю своему преподнести торжество ноничное, да послаще, а сие для них одна оскомина... Не токмо живот прохватит...
... молчание прервал Гаврила Меншиков:
— Глянь-ко, поди, началось...
Действительно, в этот момент загремели литавры, раздался барабанный бой. От стены военной гавани отошел караван из трех шлюпок, которые сопровождали ботик к эскадре кораблей. В ботике находились семь человек: генерал-адмирал Апраксин — справа на почетном месте, адмирал Петр I — на руле, вице-адмирал Меншиков — стоял на носу за лоцмана, на веслах сидели два вице- и два контр-адмирала во главе с Сенявиным. Замерли в торжественном строю прихорошенные корабли эскадры. Каждый из них салютовал пушками, бил поход, приспускал флаг при прохождении «Святого Николая». Матросы на вантах громогласным «ура!» приветствовали «дедушку русского флота». Салютом трех тысяч пушечных выстрелов сопровождали боевые «внуки» старого «деда», пока он обходил весь строй эскадры, а затем отправился в военную гавань.
После на кораблях и на берегу в больших палатках начался праздничный пир в честь виновника торжества. В царской палатке, рядом с Петром и Екатериной, боевые сподвижники его по флоту, корабельных дел мастера, иноземные послы.
Петр встал, поднял бокал, протянул руку к открытой шторе.
— Смотрите, как дедушку ноне внучата веселят и поздравляют! Здравствуй, дедушка! Потомки твои по рекам и морям плавают и чудеса творят; время покажет, явятся ли они и пред Стамбулом!
В ответ грянуло дружное «виват!».
Встреча с ботиком всколыхнула в душе Петра воспоминания о былом. Последнее время, словно чуя неотвратимо надвигающийся предел своего бытия, он стремился свершить то, к чему не мог приступить в годы двадцатилетней войны.
Год с небольшим оставался у царя для осуществления давних задумок. Два десятилетия неимоверных усилий потребовалось для того, чтобы Русь смогла сделать первые глотки живительного общения с европейскими странами. В свои века на полях брани необозримых просторов Руси полегли целые поколения её сынов, спасая Европу от нашествия многочисленных жестоких завоевателей с Востока. И эти же страны, словно в насмешку, всеми силами старались замуровать великую нацию, обособить её от других народов.
И вот теперь, получив наконец долгожданный мир, а главное, имея сильный флот, Петр приступил к осуществлению своих заветных чаяний. Искушенные думы его направились прежде всего на поиски новых путей развития русской торговли посредством мореплавания от северных льдов до знойных песков.

"Петра творенье", Иван Фирсов

Материал подготовил:
В. Каланов, сайт "Цивилизация".



[ главная | все статьи]

Использование материалов только с разрешения автора
© Copyright 2006—2017 «Авторский проект А.Бойцова Ботик Петра I Св.Николай»
Дата создания: 01.01.2006 г., © А.Бойцов, г.Томск